Как вернуть Донбасс, или Что на самом деле прописали в законе об отмене АТО

Как вернуть Донбасс, или Что на самом деле прописали в законе об отмене АТО
Эксперты считают, что идея «реинтеграции Донбасса» в нынешнем виде несет в себе риски укрепления диктатуры и нарушения прав людей

Тарас Козуб
,
Анастасия Рябоконь

 

Появился проект закона об отмене АТО, или реинтеграции Донбасса, — документ на 6 страницах и в 11 пунктах. Собственно о реинтеграции там немного — скорее, новации связаны с желанием снять юридическую ответственность с Киева за неподконтрольные регионы, а также придать Минским договоренностям новые смыслы.

 Янукович потребовал расследовать «дело о госперевороте» 

«Это диктатура»

Текст содержит ряд отличий от нынешнего правового режима АТО: во-первых, прописана «оккупация Донбасса Россией» (вместо террористической деятельности, как раньше). Во-вторых, меняется роль ВСУ — теперь они являются главной действующей силой в рамках Объединенного оперативного штаба ВСУ: до этого всем руководил Антитеррористический центр во главе с СБУ, хотя на практике — Генштаб (Виктор Муженко).

«Весьма расширяются полномочия президента — статья о введении военного положения и возможном применении Вооруженных сил прописана двусмысленно, она расширяет полномочия президента как минимум на всем юго-востоке страны — зоне, кризисной для нынешней власти», — считает политолог Руслан Бортник.

Главное, разумеется, — право вводить военное положение без участия парламента (сейчас особое положение вводит и упраздняет Рада).

«Это неконституционный способ, фактически разрешающий использовать армию против граждан и в мирное время, поэтому закон на самом деле о диктатуре», — доказывает политэксперт Михаил Чаплыга.

 «Аваковцы отходят от Яценюка». «Народный фронт» трещит по швам

Военные парируют: проект лишь констатирует те нормы, которые и без того действуют сейчас в пока еще зоне АТО. «Будет эскалация — и президент сможет ввести военное положение на всей территории Донецкой и Луганской областей. Тогда военно-гражданские администрации станут военными и поступят в подчинение оперативному штабу, который в свою очередь подчиняется президенту. Полиция подчинится армии, а гражданских ждут ограничения в передвижении — впрочем, элементы всего этого есть и сегодня, например, при пересечении линии разграничения», — сказал «Вестям» замдиректора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Антон Михненко.

Правовая коллизия

В-третьих, целью госполитики на «временно оккупированных» территориях указывается их возвращение. Но как именно планируют освобождать Донецк и Луганск, дипломатическим путем или военным, — не прописано. «А вместо «реинтеграции» в законе указана «деоккупация» — слово, противоположное по смыслу», — отмечает общественный активист из Донецка Энрике Менендес.

«Признание территорий оккупированными де-факто означает отказ Украины от правового суверенитета над этими территориями. Граждане не смогут подавать в суды, в т. ч. международные, на украинские органы власти и силовые органы за нарушение своих прав, — пояснил Бортник. — И если на первый взгляд ситуация выглядит логичной — сейчас Киев не может нести ответственность за жителей Иловайска, то для населения городов, переходивших несколько раз из рук в руки — таких как Дебальцево или, скажем, Мариуполь, Пески, — ситуация не столь однозначна».

Подоплека голосования по снятию неприкосновенности: в Раде опять запахло перевыборами 

Волна схлынула 

В Раде признают: голосов под проект сейчас нет. «Его не поддержат «Оппоблок» и депутатские группы и, скорее всего, проигнорируют «Самопомич» с «Батькивщиной», то есть он пока непроходной. К тому же его еще нужно показать Западу — после утверждения на Совбезе закон «поедет» в Берлин, — сказал «Вестям» источник в БПП. — Принимать «реинтеграцию» будем в начале-середине осени».

Утверждение в Берлине — не ритуальный шаг. Проект привязали к выполнению «Минска». «Но он является попыткой выйти за рамки «Минска» и неудобных для Киева политических пунктов: в нем нет ни слова о политике, зато речь идет о приоритетах «Минска» в части безопасности — это постоянный тезис власти, которой хочется отказаться от политической части Минских соглашений (проведение выборов на неподконтрольных территориях, амнистия боевиков. — Авт.)», — резюмировал Руслан Бортник.

 

Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram,
Viber,
Twitter,
Facebook и
YouTube, чтобы первыми получать информацию обо всех важных событиях страны и мира.

 

Источник: http://vesti-ukr.com/politika/247215-kak-vernut-donbass-ili-chto-na-samom-dele-propisali-v-zakone-ob-otmene-ato